Панорама города в большом масштабе
Архангельск
Город воинской славы
Версия для слабовидящих 
Новости за :
Юнга Таиб Усаев охранял корабли союзников в составе Северных конвоев
18 мая 2017 г. четверг, 10:50:46

Таиб Халиуллович Усаев родился в феврале 1928 года в Мордовской ССР, по национальности татарин, его дед когда-то сбежал на Север от коллективизации.

 «Но так как живу на Севере уже полжизни, меня все называют Анатолий Алексеевич, так даже привычней», – смеется ветеран.

 Таиб-Анатолий вырос в Соломбале. Детство было тяжелым, мать умерла за несколько месяцев до войны, а отца забрали на фронт буквально сразу же после начала Великой Отечественной. Он вернулся живым, но до конца своих дней вспоминал Синявинские болота, что под Ленинградом, – как там было страшно, холодно, голодно, как долго не могли прорвать блокаду. Но это было уже после. А когда объявили о том, что немцы напали на СССР, Таибу было почти 13 лет. Самым запоминающимся эпизодом начала войны стали юнги.

 – Они были в красивой форме и все время крутились около клуба «Октябрь», – рассказывает Таиб Халиуллович. – Помню, как они дрались на танцах с военными. А ведь они мальчишки совсем были, по 13-16 лет.

 Таиб тоже хотел быть моряком. Тянуло его к волнам, пацаном часто ездил смотреть на Белое море. У Таиба был дядя Кира, который служил для него примером во всем. Таиб попросился к дяде на корабль, и в 1944 году мальчишку взяли помощником машиниста на гидрографическое судно «Мгла». Правда, во время войны многие гидрографические суда были переквалифицированы – обеспечивали постановки минных заграждений.

 – Я стал учеником машиниста и помощником кочегара, моя задача была стоять у топки и смотреть, чтобы топка все время горела, – вспоминает Таиб Халиуллович.

 Первый конвой под кодовым названием «Дервиш» из Великобритании в Архангельск вышел 21 августа 1941 года. После первого конвоя в первый порт России пошли союзные караваны. Были на их пути и мины, и атаки подводных лодок, крейсеров, самолетов противника. Судно, на котором служил ветеран, ходило в составе Северных конвоев.

 – Кроме того, что мы устанавливали опознавательные знаки, чтобы другое судно не налетело на мины, наш корабль использовался как тральщик: мы тралили мины, потом их уничтожали, – рассказывает он. – У немцев хорошее снаряжение было, они ведь всю Европу покорили. А что у нас? Ничего. У нас глубинных бомб почти не было, а с лодками-то воевать нужно было глубинными бомбами.

 Но приходилось охранять наши торговые суда, которые везли за границу руду, меха, золото, уголь, а оттуда вооружение: танки, самолеты.

 День Победы он встретил в норвежском Киркенесе.

 А после войны он окончил зубо-врачебную школу, сейчас это как колледж. Там с женой познакомился, у них родились две дочки. Семья жила и на Урале, и в Тамбове, но Север никак не отпускал. Уговорил жену вернуться в Архангельск. К тому времени уже выучился на врача-протезиста, 30 лет отработал в медицине. Казалось, все идет своим чередом. Но Таиб Халиуллович вдруг снова решил связать свою жизнь с морем, окончив Ленинградское высшее инженерно-морское училище. И дальше – карьера в морском пароходстве.

 – Нет, в море не пошел, моря я хлебнул в войну, поэтому решил работать в управлении, 20 лет там и трудился, – вспоминает Таиб Усаев.

 В 89 лет ушел на пенсию, 37 лет отдал Северному морскому пароходству, 20 лет – медицине. Имеет много грамот за добросовестный труд. Награжден орденом Отечественной войны II степени, имеет множество юбилейных медалей, «За боевые заслуги», «За победу над Германией», «25 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «Участник плавания в конвоях».