Панорама города в большом масштабе
Архангельск
Город воинской славы
Версия для слабовидящих 
К 75-летию школы Соловецких юнг
Елфимов Василий Григорьевич

В связи с грядущим юбилеем важно и нужно рассказывать о наших героических моряках – тех, кто еще юнгами покорял просторы северных морей в суровые военные годы. Один из них - Василий Григорьевич Елфимов.

Василий Елфимович родился в Архангельске под самый Новый год – 31 декабря 1926 года. Его отец работал на судах речного пароходства, мать была домохозяйкой. Именно профессия отца и определила судьбу юного архангелогородца: после окончания семилетки он поступил на судомеханическое отделение Архангельского морского техникума. Но в ноябре самого голодного военного1942-го года из-за тяжелого материального положения семьи был вынужден уйти из техникума и устроиться на работу.

Сразу же поступил в Архангельское арктическое пароходство и был направлен кочегаром на ледокол «Ленин», где и проработал до августа 1945 года. На период войны все работники морского флота считались мобилизованными. Линейный ледокол «Ленин» входил в состав Беломорской военной флотилии Северного флота, наряду с другими ледоколами осуществлял ледовую проводку транспортных судов в Белом море к портам Архангельска и Молотовска (ныне Северодвинска).

На судне «Ленин» было установлено достаточно сильное вооружение.

– Обслуживали это вооружение краснофлотцы под командованием военного помощника командира ледокола капитан-лейтенанта Николая Ивановича Хромцова, – вспоминает Василий Григорьевич. – Палубная и машинная команды были из вольнонаемного состава, но по боевой тревоге также обслуживали вооружение в качестве подносчиков снарядов, заряжающих. Так, я был подносчиком снарядов на 16-тимиллиметровой пушке и на «Эрликоне». Помимо этого, нужно было выполнять основную, очень тяжелую работу кочегара.

Когда закончилась война, Василий Елфимов продолжил учебу в Архангельском мореходном училище. Получил профессию механика, работал в Северном морском пароходстве. В 1966 году окончил Ленинградское высшее инженерное училище, после чего занялся преподавательской деятельностью в Архангельской «мореходке». В 1972 году работал начальником сектора технической эксплуатации флота в Северном отделении ЦНИИ Морского флота. Два сына Василия Григорьевича пошли по стопам отца и работали на судах Северного морского пароходства.

Василий Григорьевич награжден орденом Великой Отечественной войны II степени, медалями «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «За оборону Советского Заполярья», медалью Ушакова, Жукова, юбилейными медалями


Архангельский ветеран-юнга Евгений Алексеевич Шаров в годы войны принимал участие в эвакуации бойцов и отправке их в госпиталь на судах Северного флота.

Евгений Алексеевич Шаров родился в деревне Бор Холмогорского района Архангельской области в далеком 1928 году. Окончил архангельскую школу № 67, а когда началась война, поступил в двухгодичную школу юнг.

– Что именно привело к такому решению – пойти учиться в школу юнг? Наверное, романтика, – говорит Евгений Алексеевич. – Школа была организована в Маймаксе, в поселке лесозавода № 25, затем переведена в Соломбалу. Я был зачислен в школу на обучение по специальности «машинист».

Практика юнги пришлась на годы Великой Отечественной войны. За это время Евгений Алексеевич успел поработать на трех судах.

«Воронеж – ГС-1» – товаропассажирский пароход, который с конца июня 1941 года в качестве госпитального судна был зачислен в состав Северного флота. Осуществлял воинские перевозки в Белом море, эвакуацию раненых бойцов Карельского фронта и мирного населения с Кольского полуострова в 41-м, а также обеспечивал боевую деятельность базы военного флота. Это нелегкое время навсегда осталось в памяти Евгения Алексеевича.

– Некоторые тяжело раненные просили оставить их на месте, не увозить…  Места, на которых везли раненых, были пропитаны их кровью, и после доставки их в госпиталь мы прибирали за ними, – рассказывает ветеран.

Кроме «Воронежа», юнга ходил в море на «Кенгисеппе» и «Ямале».

– Однажды чуть не погибли. Было это в 1944 году. Нас из школы юнг на корабле – 15 палубных и 15 машинистов, мы шли с грузом на Новую Землю. Везли лес, продовольствие. Только сменились в четыре часа утра после ночной вахты. Еще уснуть не успели, как сверху слышится голос юнги: «Слева по борту плывущая мина!». Она ведь всего метрах в двадцати от борта проплыла. Страху тогда натерпелись! – говорит ветеран.

В 1946 году после окончания школы Евгений Шаров по распределению попал в Мурманск на судно особого назначения, где юноша отработал в качестве машиниста почти два года. В конце 1947 года он приехал в Архангельск и устроился слесарем на Гидролизный завод. В мае 1949 года был призван в армию, четыре года служил в пехотных войсках в Германии. После армии в звании сержанта вернулся в Архангельск.

С 1952 года работал машинистом на ЛДК № 1, уволился лишь в 1997 году. За добросовестный труд Евгений Алексеевич имеет почетные грамоты от предприятий. А о военном подвиге напоминают высокие награды: орден Великой Отечественной войны II степени, Почетный знак «Фронтовик 1941-1945 гг.», медали «300 лет Российскому флоту», «70 лет Северному флоту», «100 лет Н. Г. Кузнецова». Указом президента Российской Федерации в 2006 году награжден медалью «За отвагу и самоотверженность, проявленные в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.».


Ветеран Великой Отечественной войны Виктор Батраков рассказал о трудном детстве в военном Архангельске.

Виктор Иванович Батраков родился в 1927 году в деревне Бор Холмогорского района. В 1929 году его семья переехала в Архангельск. Отец трудился в Северном морском порту, мать занималась детьми и хозяйством.

Когда в 1941 году грянула Великая Отечественная война, Виктору было всего 14 лет.

Отца на второй же день войны призвали на фронт, мать осталась в Архангельске одна с тремя детьми. Виктор был старшим, именно он, еще  школьник, стал главой семьи на время отсутствия папы. На его мальчишеские худые плечи легла нелегкая забота: прокормить семью. А в это время Архангельск постоянно бомбят, в городе свирепствует голод.

- Мне удалось устроиться в Севпортиз (Управление изысканий для северных портов). Оформлен был учеником моториста, а по факту трудился разнорабочим. Занимались мы промерами на Северной Двине. Промеряли фарватеры, проверяли глубины. Два года я был в экспедициях в Онежской, Двинской губе, дома почти не жил, – рассказал Виктор Иванович.

Одним из главных плюсов такой работы, как вспоминает ветеран,  была величина хлебного пайка. Ему как участнику экспедиций ежедневно выдавали 1,2 килограмма хлеба. По тем голодным временам это была огромная роскошь, ведь обычные жители города получали всего 400-800 граммов. В Севпортизе Виктор пережил самые страшные времена — 1942 и 1943 годы. В 1944-м открылась Архангельская школа мореходного училища, и Виктор поступил учиться на матроса.

Профессия эта была и есть не только почетной и романтической, но и опасной. В 1944-1945 годах Виктор Иванович проходил практику на пароходе «Вологда», который возил грузы между портами Балтики, Мурманском и Архангельском, а также ходил в сопровождении Северных конвоев. «Вологда», например, не раз сопровождала суда из Кандалакши. Шли через Чешскую губу, огибали мыс Канин нос. Несмотря на то, что завершение войны было уже близко, в северных морях советские и английские суда день и ночь караулили немецкие подводные лодки. Фашисты атаковали конвои, потопили немало боевых судов и грузовых пароходов.

– Периодически нам сообщали, что замечена подлодка. Нас, курсантов, отправляли на капитанский мостик. У каждого был свой сектор обзора. Лично мне лодки видеть не привелось, но мы знали, что они постоянно находились рядом, – отметил ветеран.

После окончания АШМО зимой 1945 года его направили в Северное морское пароходство. Виктор Иванович служил на пароходе «Революционер», он ходил в Арктику, доставляли грузы в Диксон и другие порты. Когда закончилась война, несколько раз ходили и в Берлин. В 1945-1946 годах из немецкой столицы через северные порты Ленинград, Мурманск и Архангельск привозили обратно в Советский Союз ценные грузы. В основном, это было оборудование заводов, вещи, которые фашисты захватили в ходе войны и перевезли в Германию. Советские моряки возвращали стране награбленное.

Мирная жизнь для Виктора Ивановича была также неразрывно связана с морем. Из Архангельского арктического пароходства перешел на работу в тралфлот, где и отслужил  до выхода на пенсию на зверобойных, промысловых судах.

Виктор Иванович вместе с женой вырастил двоих детей – дочку и сына. За боевые и трудовые заслуги перед Родиной 90-летний ветеран имеет немало грамот, благодарностей. Отмечен он такими почетными наградами, как орден Отечественной войны II степени, медаль «За оборону Советского Заполярья», медаль Георгия Жукова и медаль «Адмирал Кузнецов».


Выпускник Соловецкой школы юнг, ветеран Великой Отечественной войны Бронислав Телов вспоминает об учебе и годах службы.

Бронислав Петрович Телов – почетный радист СССР, всю жизнь он посвятил непростому ремеслу радиотелеграфиста. Освоил его в совершенстве, хотя условия для этого, мягко говоря, были непростыми. Азы постигал в военные годы в Соловецкой школе юнг и всю жизнь стремился стать мастером своего дела.

Родился Бронислав Петрович в Княжестрове, который в те годы относился к Холмогорскому району. Когда грянула война, он был еще школьником. Через два месяца умерла мама, 13-летнему подростку пришлось взвалить на свои хрупкие юношеские плечи заботу о семье: отце-инвалиде, младшем брате и сестренке Раффлезии, которой только исполнилось четыре года. Бронислав практически заменил ей мать.

– Детской одежды в деревне в те годы не было, так я ей материнские юбки перешивал, в штаны превращал, – вспоминает он. – Я даже в школу не ходил, потому что все время работал в колхозе, потом, правда, все-таки доучился, окончил семь классов. А после окончания школы председатель сельсовета пригласил меня к себе и рассказал про Соловецкую школу юнг.

Когда перед юношей встал выбор, оставаться в колхозе или идти на службу и защищать Родину, он, конечно, выбрал второе. Соловецкая школа юнг была настоящей воинской частью, единственное отличие – службу здесь несли вчерашние школьники. На медкомиссии у Бронислава Петровича обнаружилась цветослабость. Юноше сразу сказали, что сигнальщиком и дальномерщиком он точно не будет, но можно попробовать стать радиотелеграфистом. Так юноша и попал в третий набор Соловецкой школы юнг, которую окончил с отличием, после чего отправился служить на Балтийский флот.

По окончании войны Балтийский флот был разделен на Юго-Балтийский и Северо-Балтийский, Бронислава Петровича перебросили в новый радиоцентр, где он прослужил еще несколько лет. Правда, ему все время хотелось работать в море, поэтому стал проситься на корабли.

– Я же плавать шел, а не на берегу работать, поэтому меня перевели на эсминец «Славный», – рассказал ветеран. – А когда построили новые корабли: «Отважный», «Образцовый», «Одаренный» и «Отличный», – нас вдвоем со старшиной перевели на «Отличный». Почему меня? Потому что у меня уже был первый класс радиста, за это даже доплачивали – 75 рублей.

Демобилизовался Бронислав Петрович в мае 1951 года, вернувшись в Архангельск, забрал из детдома младшую сестру, в котором та оказалась после смерти отца. Работать устроился в Архангельский траловый флот. Через три месяца Бронислава Петровича назначили флагманским радистом, в этой должности он проработал 28 лет, затем – еще 14 лет – инженером-механиком связи, а после выхода на пенсию еще много лет трудился в воинской части гарнизона Черный Яр.
Соловецкая школа юнг для него, как и для всех мальчишек-добровольцев, стала школой жизни. Он не только обучился военно-морскому делу, вчерашний подросток стал крепким и мужественным моряком. И эта стойкость, приобретенная в юности, сыграла в его жизни не последнюю роль. За свою службу Бронислав Петрович награжден орденом Великой Отечественной войны II степени, медалями Адмирала Ушакова, «За победу над Германией» и «За трудовое отличие». У Бронислава Петровича трое детей и уже девять правнуков, правда, живут сейчас все по разным городам – кто в Питере, кто в Самаре. Летом Брониславу Телову исполняется 89 лет.